В час ночи зимней деревенской до кабинета сочинение егэ проблема

Краткий анализ

Год написания – 1900.

История создания – В 1891 г. И. Бунин гостил в усадьбе брата Евгения. Как-то, выйдя на улицу, писатель уловил запах антоновских яблок, который и напомнил о временах помещиков. Сам рассказ был написан только спустя 9 лет.

Тема – В повести можно выделить две темы: осень в деревне, вольная жизнь помещиков, наполненная романтикой деревенских просторов.

Композиция – Организация рассказа особенная, так как в нем очень слабо представлена событийная канва. Главную роль играют воспоминания, впечатления, философские размышления, основой для которых служат пейзажи.

Жанр – Рассказ-эпитафия.

Направление – Сентиментализм.

Описание сада в рассказе «Антоновские яблоки»

…Вспоминается мне ранняя погожая осень. Август был с теплыми дождиками, как будто нарочно выпадавшими для сева, с дождиками в самую пору, в середине месяца, около праздника св. Лаврентия. А «осень и зима хороши живут, коли на Лаврентия вода тиха и дождик». Потом бабьим летом паутины много село на поля. Это тоже добрый знак: «Много тенетника на бабье лето — осень ядреная»… Помню раннее, свежее, тихое утро… Помню большой, весь золотой, подсохший и поредевший сад, помню кленовые аллеи, тонкий аромат опавшей листвы и — запах антоновских яблок, запах меда и осенней свежести. Воздух так чист, точно его совсем нет, по всему саду раздаются голоса и скрип телег.

К ночи в погоду становится очень холодно и росисто. Надышавшись на гумне ржаным ароматом новой соломы и мякины, бодро идешь домой к ужину мимо садового вала. Голоса на деревне или скрип ворот раздаются по студеной заре необыкновенно ясно. Темнеет. И вот еще запах: в саду — костер, и крепко тянет душистым дымом вишневых сучьев. В темноте, в глубине сада — сказочная картина: точно в уголке ада, пылает около шалаша багровое пламя, окруженное мраком, и чьи-то черные, точно вырезанные из черного дерева силуэты двигаются вокруг костра, меж тем как гигантские тени от них ходят по яблоням. То по всему дереву ляжет черная рука в несколько аршин, то четко нарисуются две ноги — два черных столба. И вдруг все это скользнет с яблони — и тень упадет по всей аллее, от шалаша до самой калитки…

Поздней ночью, когда на деревне погаснут огни, когда в небе уже высоко блещет бриллиантовое созвездие Стожар, еще раз пробежишь в сад.

Шурша по сухой листве, как слепой, доберешься до шалаша. Там на полянке немного светлее, а над головой белеет Млечный Путь.

А черное небо чертят огнистыми полосками падающие звезды. Долго глядишь в его темно-синюю глубину, переполненную созвездиями, пока не поплывет земля под ногами. Тогда встрепенешься и, пряча руки в рукава, быстро побежишь по аллее к дому… Как холодно, росисто и как хорошо жить на свете! (…)

На ранней заре, когда еще кричат петухи и по-черному дымятся избы, распахнешь, бывало, окно в прохладный сад, наполненный лиловатым туманом, сквозь который ярко блестит кое-где утреннее солнце, и не утерпишь — велишь поскорее заседлывать лошадь, а сам побежишь умываться .на пруд. Мелкая листва почти вся облетела с прибрежных лозин, и сучья сквозят на бирюзовом небе. Вода под лозинами стала прозрачная, ледяная и как будто тяжелая. Она мгновенно прогоняет ночную лень, и, умывшись и позавтракав в людской с работниками горячими картошками и черным хлебом с крупной сырой солью, с наслаждением чувствуешь под собой скользкую кожу седла, проезжая по Выселкам на охоту. Осень — пора престольных праздников, и народ в это время прибран, доволен, вид деревни совсем не тот, что в другую пору. Если же год урожайный и на гумнах возвышается целый золотой город, а на реке звонко и резко гогочут по утрам гуси, так в деревне и совсем не плохо.

С конца сентября наши сады и гумна пустели, погода, по обыкновению, круто менялась. Ветер по целым дням рвал и трепал деревья, дожди поливали их с утра до ночи. Иногда к вечеру между хмурыми низкими тучами пробивался на западе трепещущий золотистый свет низкого солнца; воздух делался чист и ясен, а солнечный свет ослепительно сверкал между листвою, между ветвями, которые живою сеткою двигались и волновались от ветра. Холодно и ярко сияло на севере над тяжелыми свинцовыми тучами жидкое голубое небо, а из-за этих туч медленно выплывали хребты снеговых гор-облаков. Стоишь у окна и думаешь: «Авось, бог даст, распогодится». Но ветер не унимался. Он волновал сад, рвал непрерывно бегущую из трубы людской струю дыма и снова нагонял зловещие космы пепельных облаков. Они бежали низко и быстро — и скоро, точно дым, затуманивали солнце. Погасал его блеск, закрывалось окошечко в голубое небо, а в саду становилось пустынно и скучно, и снова начинал сеять дождь… сперва тихо, осторожно, потом все гуще и, наконец, превращался в ливень с бурей и темнотою. Наступала долгая, тревожная ночь…

Из такой трепки сад выходил почти совсем обнаженным, засыпанным мокрыми листьями и каким-то притихшим, смирившимся. Но зато как красив он был, когда снова наступала ясная погода, прозрачные и холодные дни начала октября, прощальный праздник осени! Сохранившаяся листва теперь будет висеть на деревьях уже до первых зазимков. Черный сад будет сквозить на холодном бирюзовом небе и покорно ждать зимы, пригреваясь в солнечном блеске. А поля уже резко чернеют пашнями и ярко зеленеют закустившимися озимями…

Я поглядел кругом: …Бесчисленные золотые звезды, казалось, тихо текли все, наперерыв мерцая, по направлению Млечного Пути, и, право, глядя на них, вы как будто смутно чувствовали сами стремительный, безостановочный бег земли…

Иван Сергеевич Тургенев Напоминание ученикам: Эта глава – после спора Евгения Базарова с Павлом Петровичем Кирсановым. Базаров отрицает красоту природы, говоря, что «природа нехрам, а мастерская, и человек в ней работник
». Обычно высказывание Базарова цитируется иронически как фраза-символ потребительского, неразумного (прежде всего с точки зрения интересов самого человека) отношения к природе. Тургеневский пейзаж не только социален, но и психологичен. Очень часто внутренний мир героев воссоздается им не прямо, а через обращение к природе, которую в данный момент воспринимает человек. И дело здесь не только в том, что сам пейзаж способен определенным образом воздействовать на настроение героя, а еще в том, что герой очень часто находится в состоянии гармонии с природой и состояние природы становится его настроением. Этот прием позволяет Тургеневу воспроизвести тонкие, трудновоспроизводимые, но в то же время наиболее интересные черты характера героя.

3



Сейчас читают про:

Нарушения слоговой структуры слова у детей

Основные экономические группировки стран современного мира

РАВНОМЕРНЫЙ ПРОКАТ

ОБОЗНАЧЕНИЕ МАТЕРИАЛОВ НА ЧЕРТЕЖАХ

Требования к тексту документа

Константа химического равновесия

Увлечёшься девушкой-вырастут хвосты, займёшься учебой-вырастут рога ==> читать все изречения… 11676

9021

Понравился сайт? Поделись им с друзьями:

История создания

История создания произведения связана с поездкой писателя к брату Евгению. В загородной усадьбе И. Бунин уловил запах антоновских яблок. Аромат напомнил Ивану Алексеевичу о жизни помещиков. Так возник замысел рассказа, который писатель реализовал лишь спустя девять лет, в 1900 г. «Антоновские яблоки» вошли в цикл эпитафий.

Впервые рассказ увидел мир в год написания в журнале «Жизнь», выходившем в Петербурге. Критика восприняла его положительно. Но публикация не ознаменовала конец работы. И. Бунин продолжал шлифовать свое творение на протяжении двадцати лет, поэтому существует несколько вариантов «Антоновских яблок».

Вопрос 96. И. А. Бунин. «Антоновские яблоки».

Вопрос № 96.
«Антоновские яблоки». Повествование о конце помещичье крестьянской Руси, о судьбах России и судьбах народных
Рассказ написан в 1900 году «ранним« Буниным, это определяет особенности содержания и поэтики произведе­ния. В «Антоновских яблоках» нет сюжета, фа­булу составляет «поток сознания» повествователя

, состоящий из сложной ассоци­ативной цепочки воспоминаний, переживаний, ощущений.

Композиция четырехчастная

. Содержание каждой из глав – повествование о тех или иных «осенних» событиях русской стародворян­ской жизни. Каждая глава прочно «привязана» к определенному месяцу: августу (1), сентябрю (2), октябрю (3), ноябрю (4).

Название «Антоновские яблоки» для рассказа покажется слишком прозаическим (то ли дело «Выстрел», «Метель», «Барышня-кре­стьянка», несущие в себе сюжетную загадку, интригу). В стихотворении «Запустение» эти яблоки мелькнули художественной деталью, нисколько не выделяясь среди милых сердцу Бунина атрибутов стародворянской жизни — «самовара, звенящего чистым серебром», кла­весина, двух свечей, кресел…

Оживают предметы — оживают воспоминания
озапахах,звукахмилого дома,
который уже разрушило неумолимое время. Ветшают дома, угасает род, меняются уклад жизни и мораль новых поколений — это все естественные процессы. Рас­ставаясь с прошлым, писатель хотел удержать в памяти потомков то, что достойно воспоминания, что достойно сохраниться в веках.

Безымянный повествователь – своеобраз­ный «сюжетообразующий» герой.

Автор ис­пользует прием обращения к памяти персонажа как к внутреннему пространству для развертывания событий. Поэтому прекрасный и поэтический мир старинных дворянских гнезд мы видим глазами повествователя. Он хорошо знает и нежно
любит этотеще дышащий жизнью, но обреченный на умирание мир, он хочет запомнить все то, что «достойно памяти», светлое, доброе, самобытное, исконно русское
. Память его хранит дорогие сердцу образы: запущенный сад с соловьями и горлинками, кленовые аллеи, тонкий аромат опавшей листвы, запах антоновских яблок, запах меда и осенней свежести»; старый барский дом, фасад которого, «точно старое лицо, глядит из-под огромной шапки впадинами глаз». А вот его «прочная» тетка, Анна Герасимовна, с большой персидской шалью на плечах, и шурин, Арсений Семенович, широкоплечий и стройный, «лицом – красавец цыган», с арапником в руках. А со старинных портретов «кротко… опус­кают свои длинные ресницы на печальные и «нежные глаза» те аристократически красивые женщины, которые жили когда-то в этой дворянской усадьбе. В шкафах — «дедовские кни­ги в толстых кожаных переплетах», на стене кукушка «выскакивает из часов и насмешливо-грустно кукует», на столе — самовар, звенящий чистым серебром, свечи…
«И понемногу в серд­це начинает закрадываться сладкая и странная

тоска»

тоска об этой уходящей в прошлое прекрасной жизни.

В сознании повествователя живет и деревен­ский мир: «высокие, большие и белые, как тунь», старики и старухи, «бойкие девки-однодворки в сарафанах», «барские» в своих краси­вых… костюмах». И он, барин, откровенно любуется этими людьми, восхищается разумным укладом их жизни, их умением хозяйничать на своей земле: «под стать старикам были и дворы в Выселках, кирпичные, строенные еще деда­ми… На гумнах темнели густые и тучные коноп­ляники, стояли овины и риги…, в пуньках и амбарчиках… хранились холсты, прялки, новые полушубки, наборная сбруя, меры, окованные медными обручами…» «И помню, — говорит по­вествователь, — мне порою казалось на редкость заманчивым быть мужиком».

Он боится оторваться от «сво­их корней», боится призрачного существова­ния только настоящим и, духовно воссоединя­ясь с прошлым, как бы расширяет, умножает свою личную жизнь, «данную судьбой», на жиз­ни многих поколений, связанных конкретным, но и символическим садом. Сад — это нечто жи­вое, засыпающее на зиму и возрождающееся весной, плодоносящее, одаривающее всех без различия званий и положения в обществе

чудом — душистыми, сочными плодами, гулко ссыпаемыми в кадушки, девичьим смехом, то­потом пляски
. Время сбора
антоновских яблок, в бунинском понимании, особенное.
Этомиг единенияс прошлым: с патриархальным сла­женным бытом, крестьянскими ребятишками, деревенскими стариками — со всем русским миром
, который запечатлен в неповторимом по своей красоте и философской глубине рассказе «Антоновские яблоки». Поначалу он кажется «бессюжетным», набросками воспоминаний. Но есть в нем сюжет, есть герой дворянских кровей, который не проклинает, а боготворит нравственно здоровую жизнь русской деревни, хранящей основы национального быта, культ отцовства (Бог-отец, отец семьи, помещик-отец). Лирический герой Бунина воспринимает деревенскую жизнь как особый уклад совместного хозяйствования мужика и барина, которых объединяет общее понимание целесообразности жизни в соответствии с круго­воротом солнца.

Через весь рассказ лейтмотивом проходит те­ма осеннего сада, изобилия природы, плодоро­дия, празднества: «Помню большой, весь золо­той, подсохший и поредевший сад, помню кле­новые аллеи, тонкий аромат опавшей листвы и — запах антоновских яблок, запах меда и осенней свежести».

Рассказ весь проникнут поэтиче­ским настроением, это подлинная лирическая проза

. «…Вспоминается мне ранняя погожая осень. Август был с теплыми дождиками. (…) Помню раннее, свежее, тихое утро… Помню большой, весь золотой, подсохший и по­редевший сад, помню кленовые аллеи, тонкий аромат опавшей листвы и — запах антоновских яблок, запах меда и осенней свежести. Воздух так чист, точно его совсем нет…»; «…И старинная мечтательная жизнь вста­нет перед тобою… Хорошие девушки и женщины жили когда-то в дворянских усадьбах! Их портреты глядят на меня со стены, аристократически-красивые головки в старинных прическах кротко и женственно опускают свои длинные ресницы на печальные и нежные глаза…».

Ностальгическая грусть Бунина о
текучестижизни, о смене форм и содержания ее — пре­красное, благородное чувство признательности тем, кто жил, трудился, воспитывал детей в любви к Отечеству, к родной земле, в уважении к семье, роду
.

Уходит из жизни целый мир – дворянский и крестьянский, мир удивительный, разумный, целесообразный, мир, пропитанный прекрасным ароматом антоновских яблок, мир, в котором было так «холодно, росисто и… хорошо жить». «Антоновские яблоки» — рассказ о навсегда утраченном.

История последних 50 лет — неуклонное одичание, которому, считает автор, подвержены все сословия. Об­новление, возрождение России, по Бунину, не может быть понято как историческое. Обновление, возрожде­ние, по убеждению автора, может иметь духовный ха­рактер и быть достоянием индивидуального сознания. Бунин видит выход в приобщении человека к природе, к естественным человеческим отношениям, естествен­ным чувствам.

1

Тема

Чтобы уловить суть рассказа «Антоновские яблоки» анализ его следует начинать с характеристики основной проблемы.

Все произведение охвачено осенней темой. Автор раскрывает красоту природы в эту пору и изменения, которые осень приносит в человеческую жизнь. А. Бунин переходит к описанию помещичьей жизни. Важную роль в раскрытии обеих тем играет образ антоновских яблок. Эти плоды символизируют детство, старину, ностальгию. В символическом значении скрывается и смысл названия рассказа.

Особенности произведения связаны с тем, что ведущую роль в нем играет лирическая составляющая. Не зря автор выбирает форму повествования от первого лица единственного числа. Так читатель может максимально приблизится к рассказчику, увидеть мир его глазами, понаблюдать за его чувствами и эмоциями. Рассказчик произведения напоминает лирического героя, которого мы привыкли видеть в стихотворениях.

Сначала рассказчик описывает раннюю осень, щедро «присыпая» пейзаж народными приметами. Такой прием помогает воссоздать деревенскую атмосферу. В начальном пейзаже появляется образ антоновских яблок. Их собирают крестьяне в садах мещан-садовников. Постепенно автор переходит к описанию мещанского шалаша и ярмарки возле него. Это позволяет ввести в произведение колоритные крестьянские образы. Заканчивается первая часть описанием осенней ночи.

Вторая часть снова начинается пейзажем и народными приметами. В ней. И. Бунин рассказывает о стариках-долгожителях, как бы намекая на то, насколько слабее его поколение. В этой же части читатель может узнать, как жили богатые крестьяне. Рассказчик описывает их жизнь с восторгом, не скрывая, что и сам хотел бы так пожить.

Воспоминания возвращают рассказчика ко временам, когда была жива его тетка-помещица. Он с упоением рассказывает, как приезжал в гости к Анне Герасимовне. Ее усадьба была окружена садом, в котором росли яблоки. Герой детально описывает интерьер теткиного дома, обращая особое внимание на запахи, главный из которых – аромат яблок.

Третья часть произведения И. Бунина «Антоновские яблоки» – рассказ об охоте, это единственное, что «поддерживало угасающий дух помещиков». Рассказчик описывает все: сборы на охоту, сам процесс и вечернее застолье. В этой части появляется еще один герой – помещик Арсений Семенович, который приятно удивляет внешностью и веселым нравом.

В заключающей части автор рассказывает о смерти помещицы Анны Герасимовны, помещика Арсения Семеныча и стариков. Вместе с ними, кажется, умер и дух старины. Осталась только ностальгия и «мелкопоместная жизнь». Тем не менее, И. Бунин делает вывод, что она тоже хороша, доказывая это описанием мелкопоместного быта.

Проблематика произведения сконцентрирована около мотива угасания помещичьего духа и гибели старины.

Идея рассказа – показать, что в старине была особая прелесть, поэтому потомки должны сберечь ее хотя бы в памяти.

Основная мысль – человеку дороги те воспоминания, которые берегутся в его сердце с детства и юности.

Сочинение «Описание родной природы в рассказе И. А. Бунина «Антоновские яблоки»»

Описание родной природы занимает особое место в творчестве И. А. Бунина. Его детство прошло среди орловских лесов и полей, и красота русского края то яркая, броская, то скромная и печальная навсегда покорила сердце писателя.Рассказ Антоновские яблоки одно из самых лирических и поэтических произведений Бунина. Его можно назвать стихотворением в прозе. Достаточно прочесть несколько строк, чтобы проникнуться очарованием ранней осени, ощутить всю прелесть краткой, но чудесной поры бабьего лета: Помню большой, весь золотой, подсохший и поредевший сад, помню кленовые аллеи, тонкий аромат опавшей листвы и запах антоновских яблок, запах меда и осенней свежести. Воздух так чист, точно его совсем нет, по всему саду раздаются голоса и скрип телег.Россия предстает у Бунина в прелести прохладных дней, покое полей, звенящих далей и широких просторов.

Местность ровная, видно далеко. Небо легкое и такое просторное и глубокое… Вокруг раскидываются широкими косяками свежие, пышно-зеленые озими… А в ясную даль убегают четко видные телеграфные столбы, и проволоки их, как серебряные струны, скользят по склону ясного неба.Писатель обладал удивительным и редким чутьем на краски, тонко чувствовал все оттенки цветовой гаммы. Краска рождает запах, свет краску, а звук восстанавливает ряд удивительно точных картин, писал К. Г. Паустовский.

Читая Антоновские яблоки, убеждаешься в том, насколько верно отмечена эта особенность бунинской прозы. Словно сам ощущаешь запах яблок, ржаной соломы, душистый дым костра, видишь багровое пламя, пылающее у шалаша, гигантские тени, движущиеся по земле.Из необъятного множества слов писатель безошибочно выбирает наиболее точные, сильные и живописные. И вот перед нами картина, написанная удивительно яркими и сочными мазками: На ранней заре, когда еще кричат петухи и по-черному дымятся избы, распахнешь, бывало, окно в прохладный сад, наполненный лиловатым туманом, сквозь который ярко блестит кое-где утреннее солнце, и не утерпишь велишь поскорее заседлывать лошадь, а сам побежишь умываться на пруд. Мелкая листва почти вся облетела с прибрежных лозин, и сучья сквозят на бирюзовом небе.Бунин одинаково остро и тонко видит все: и раннюю погожую осень, и среднерусское лето, и пасмурную зиму. Русский пейзаж с его скромной застенчивой красотой нашел в нем своего певца.

Удивляет и восхищает прекрасное владение словом и тонкое чувство родного языка, характерные для Бунина. Его проза обладает ритмом и внутренней мелодией, как стихи и музыка. Язык Бунина прост, почти скуп, чист и живописен, писал К. Г. Паустовский. Но вместе с тем он необыкновенно богат в образном и звуковом отношениях от кимвального пения до звона родниковой воды, от размеренной чеканности до интонаций удивительно нежных, от легкого напева доГремящих библейских обличений, а от них до четкого, разящего языка орловских крестьян. Поэтическое видение мира не вступает в рассказе Бунина в противоречие с жизненной реальностью. В нем мы встречаемся со многими людьми, портреты которых написаны с резкой, порой ошеломляющей силой.

Вот проходят перед нашим взором крестьяне бойкие девки-однодворки, барские в своих красивых и грубых, дикарских костюмах, мальчишки в белых замашных рубашках, старики…высокие, большие и белые как лунь, разорившиеся помещики. Мелкопоместным и их жизни писатель уделяет особое внимание. Это Россия, уходящая в прошлое. Время этих людей проходит.

Бунин с нежной ностальгией вспоминает тетушку Анну Герасимовну и ее усадьбу. Запах яблок и липового цвета воскрешает в его памяти старый дом и сад, последних могикан дворового сословия бывших крепостных. Дом славился гостеприимством. И уютно чувствовал себя гость в этом гнезде, под бирюзовым осенним небом!А какой прекрасной кажется охота в прозрачные и холодные дни начала октября! Очень выразителен и эффектен портрет Арсения Семеновича, в усадьбе которого часто бывал герой рассказа.

Возможно это вас заинтересует:

  1. Сочинение ««Антоновские яблоки»» Все рассказы Бунина посвящены главному: созданию характеров из разных социальных групп. Он был аристократом духа, наследником и хранителем культурной традиции, она была для него…
  2. Сочинение «Рассказ И. А. Бунина «Антоновские яблоки»» В основу рассказа И. А. Бунина «Антоновские яблоки» легли впечатления от посещения Буниным имения своего брата. Произведение заслуженно считается вершиной стиля писателя. Рассказ неоднократно…
  3. Сочинение «Поэтическое восприятие родины в рассказе» Описание родной природы занимает особое место в творчестве И. А. Бунина. Его детство прошло среди орловских лесов и полей, и красота русского края —…
  4. Сочинение «Выньте Бунина из русской литературы, и она потускнеет, лишится живого радужного блеска и звездного сияния его одинокой страннической души» (М. Горький). (По творчеству И. А. Бунина.)» ИВАН АЛЕКСЕЕВИЧ БУНИН (1870-1953 г.) «Русским классиком рубежа двух столетий» назвал Бунина К. Федин, выступая в 1954 г. на Втором Всесоюзном съезде писателей, Бунин…
  5. Сочинение «Образ России в творчестве И. А. Бунина» Образ России — один из центральных в прозаическом и поэтическом творчестве И. А. Бунина. Он никогда не порывал внутренних связей с Россией, жил и…

Композиция

Особенности композиции произведения проявляются и на формальном, и на смысловом уровне. Написано оно в форме воспоминаний лирического героя. Главную роль в рассказе играют не события, а несюжетные элементы – пейзажи, портреты, интерьеры, философские раздумья. Они тесно переплетаются, взаимодополняются. Главным инструментом для их создания являются художественные средства, в наборе которых есть как авторские, так и фольклорные.

Выделить элементы сюжета – экспозицию, завязку, развитие событий и развязку – трудно, так как они размываются указанными несюжетными составляющими.

Формально текст делится на четыре части, каждая из которых посвящена тем или иным воспоминаниям рассказчика. Все части связаны главной темой и образом рассказчика.

Анализ рассказа «Антоновские яблоки» Бунана И.А.

В нее должны были войти еще рассказы “Руда” и “Новая дорога”. Время написания этих произведений — время окончательного разорения “дворянских гнезд”, исчезновения и особого полудворянского-полукрестьянского быта, когда дворянская жизнь среднего достатка имела еще сходство с богатой мужицкой жизнью. И если в 1890-е гг. эстетический идеал писателя связывался с изображением простого человека, его трудовой жизни, то в 1900-е гг. эстетически ценным становится раскрытие внутренней сути дворянского бытия. Четырехчастная композиция “Антоновских яблок” полна глубокого смысла. По музыкальной наполненности она явно соотносима с сонатой, также обычно стоящей из четырех частей. Первая часть — воспоминание о сборе яблок — вызывает мажорно-торжественное настроение. Запах яблок ассоциируется с радостью, соединяется душистым дымом вишневых сучьев, ароматом меда, осенней свежести, новой соломы и мякины. Рефреном звучат слова “славно”, “хорошо”, “бодро”, сопровождающие разнообразные состояния. Цветовой и звуковой ряд отличаются насыщенностью, интенсивностью: золотой сад, коралловые рябины, голубоватый дым, бриллиантовое созвездие Стожар, багровое пламя костра. Картины, возникающие перед взором повествователя, чудесно-сказочны. Тени, отбрасываемые фигурами людей, напоминают великанов. Автор запечатлевает “картинки”, призванные подтвердить довольство, крепость, основательность, устойчивость деревенской жизни. Даже ноги старостихи “тупо и крепко” упираются в землю. Нарядны девки-однодворки в красных сарафанах, красивы “дикарские” костюмы дворовых. Подробно описывается одежда одной из женщин: на голове “рога” — “косы положены по бокам макушки и покрыты несколькими платками, так что голова кажется огромной; ноги, в полусапожках с подковками , безрукавка — плисовая, занавеска длинная, а понева — черно-лиловая с полосами кирпичного цвета и обложенная на подоле широким золотым “прозументом”. Подробные описания замедляют повествование, образуют особые “лакуны”, когда автор словно призывает остановиться и насладиться созерцаемым. И уже в этом рассказе появилось присущее Бунину умение видеть красоту даже в отталкивающем: у мещанина, торгующего всякой мелочью, в помощниках брат — “картавый шустрый полуидиот”, лицо старостихи — “широкое, сонное”, а сама она “важная, как холмогорская корова”. И все эти “неприглядные” детали составляют единое целое с бойким, нарядным, шумным деревенским миром, где особо выделена группка трогательных мальчуганов-покупателей. Они — в коротеньких порточках, мелко перебирают босыми ножками (уменьшительно-ласкательные суффиксы, к которым прибегает в данном случае Бунин, призваны указать на трепетно-незащищенное, слабое, робкое, что тоже является частью ликующего мира).

Автор хочет приобщить к постижению этого дивного целого читателя, поэтому часто он использует глаголы второго лица единственного числа: “идешь”, “пробежишь”, “вскинешь”, “встрепенешься”… Бунин легко переходит от первого лица, которое призвано передать личные наблюдения рассказчика, ко второму, призванному доказать всеобщность переживаемых ощущений. И подобная “игра” с использованием глаголов поражает. Также обращает на себя внимание контрастность сопоставлений (праздничная гамма наступившего утра и зловеще-ясный колорит ночи), выливающаяся в итоге в гармоничность общего звучания, нарушаемого — как предостережение — прерывистым характером звуков — скрипом телег, стуком падающих яблок. Звуковые “перебивки” рождают ощущение тревоги, которую подтверждает словно невзначай сказанное мещанином о старостихе: “Хозяйственная бабочка! Переводятся теперь такие…”

Так впервые в рассказе возникает мотив разрыва связи времен. Ho и эти слова тонут в великолепии окружающего мира, который воспринимается вечным наряду с космосом, мирозданием. Недаром в конце этой части взгляд рассказчика устремляется к черному небу с “огнистыми полосками падающих звезд”, проникает в его “темно-синюю глубину”. И как итог всего пережитого звучит восклицание: “… как хорошо жить на свете!”

Настроение второй части призвано подтвердить былое довольство и благополучие деревенской жизни. Народ прибран и весел, мужицкая жизнь — богатая, постройки — домовитые. Мужицкое существование вообще кажется Бунину заманчивым, видит он его в идеализированно-привлекательном образе, через внешние приметы: чистые замашные рубахи по праздникам, несокрушимые сапоги с подковами, обед у тестя с горячей бараниной на деревянных тарелках, с ситниками, сотовым медом, брагой. Жизнь барчука в описываемое писателем время еще неотделима от жизни дворовых: перед охотой он наскоро завтракает в людской горячей картошкой и черным хлебом с крупной солью.

Ho особенно устойчивой и крепкой выглядит усадьба тетки рассказчика, Анны Герасимовны, — “небольшая, но вся старая, прочная, окруженная столетними березами и лозинами”. В поведении дворовых еще чувствуются отголоски крепостного права. Помещичий дом — “невелик и приземист”, стоит “во главе двора, у самого сада — ветви лип обнимали его”. Кажется, “что ему и веку не будет, так основательно глядел он из-под своей необыкновенно высокой и толстой крыши, почерневший и затвердевшей от времени”. У дома — два крыльца с колоннами, на фронтоне сидят сытые голуби, в комнатах — запах яблок, мебели красного дерева, сушеного липового цвета. Да и сама тетушка, ведущая разговоры о былом, тоже какая-то “прочная”, важная, приветливая, угощающая славным обедом. Бунин со вкусом живописует подаваемые блюда. Ho главное угощение — яблоки всевозможных сортов — “дули”, “бель-барыня”, боровинка, плодовитка. Как видим, названия звучат привлекательно, тепло, радушно…

Ho постепенно мелодия печали становится все более различима, усиливается при обращении к жизни природы, на что указывает набирающая силу цветовая — серебристо-синяя — гамма: перламутровые стекла, лиловатый туман. Так возникает тема угасания, старения, изживания… Начинают преобладать слова с корнем “старый”. Жизнь на исходе, у последней черты — вот то ощущение, которым должен проникнуться читатель. Тема смерти возникает при упоминании о долголетии стариков и старух Выселок, причем писатель подает ее не одухотворенно, а приземленно-физиологично. Панкрату почти сто годков, и он чувствует, что “зажился”. Старуха его “подслеповато смотрит куда-то вдаль из-под грустно приподнятых бровей, трясет головой и точно силится вспомнить что-то”. Она уже приготовилась к уходу в мир иной: купила себе на могилу большой камень и саван с ангелами, крестами, молитвой, напечатанной по краям. Повар тетушки дряхл, из почерневшей людской выглядывают какие-то ветхие старики и старухи — “последние могикане”, по определению Бунина. Ho еще веет из сада “бодрой осенней прохладой”, еще на памяти деревенские приметы — “ядреная антоновка — к веселому году”, “осень и зима хорошо живут, коли на Лаврентия вода тиха и дождик”.

Ho уже третья часть символизирует собой последнюю вспышку проявлений жизни перед полнейшим исчезновением. Усиливается мотив заброшенности, единичности, невосполнимости прежнего: после былого изобилия “в саду найдешь случайно забытое мокрое и холодное яблоко”, уже «нет троек, нет верховых “киргизов”, нет гончих и борзых собак, нет дворни». Постепенно угасает и природа, и помещичья жизнь: “ледяной ветер” гонит “хмурые тучи”, голубой цвет неба — “жидкий”, пепельные облака похожи на “космы”. Прошлое проступает только с “пожелтевших” страниц “дедовской книги”. Великолепие сцены охоты воспринимается как агония больного, “прощальный праздник осени”. Верховодит им шурин рассказчика, Арсений Семеныч, высокий ростом, стройный, худощавый, широкоплечий, похожий на цыгана красавец. Он одет в малиновую рубаху, бархатные шаровары. У него дикие выходки: он пугает собравшихся в доме гостей и залезшую на стол черную борзую выстрелом из револьвера. Ho все это создает особую канву бытия, выписано с любовью, выглядит ярко, привлекательно, необычно. Как и подробно описанные ощущения охотника, слившегося в погоне за зверем с лошадью. Бунин рисует картину, полную звуков (фырканье и хрипы лошади, отчаянные вопли охотников, бурный лай и “стоны” собак), красок (ковер черной осыпавшейся листвы, раскинувшиеся зеленя), запахов (грибная сырость, перегнившие листья, мокрая древесная кора, лошадиный пот, шерсть затравленного зверя), внутреннего напряжения (опьяняющая мысль о поимке зверя, глоток ледяной сырости воздуха, попойка после завершения охоты).

Ho вот скрылись из глаз стая и охотники, и сразу охватывает “мертвая тишина”, будто попал в “заповедные чертоги”. А вслед за этим “безнадежно-тоскливо звенят рога”, созывая разбежавшихся собак, в окружающем начинают преобладать серые оттенки, пришедшие на смену осеннему буйству красок, проступает запах плесени. Усиливается субъективность восприятия происходящего: автор от эпически спокойного тона воспоминаний переходит к эмоционально окрашенному переживанию: “…яблоко покажется необыкновенно вкусным”. Воспоминания о прошлом рождают двойственное чувство: грусть смешивается с памятью о радостных минутах, имевших место когда-то. Так, молодому крепкому сну, который сморит после охоты, не способно помешать то, что засыпаешь на кровати, на которой, вероятно, умер старик, чье имя окружено мрачными крепостными легендами.

В этой части особенно важно сопряжение динамики и статики, жизни и смерти. Сцены охоты даны как непрестанное перемещение, обрисованное с помощью глаголов движения: помчишься, мелькают, выскочишь, наддашь. Столь же насыщенно и ярко воспроизведено завершение охотничьей страды — “все ходят из комнаты в комнату , беспорядочно пьют и едят, шумно передавая свои впечатления…”. Ho это кипение жизни будто “застывает”, прерывается при виде “убитого матерого волка, который, оскалив зубы, закатив глаза, лежит с откинутым на сторону пушистым хвостом среди залы и окрашивает своей бледной и уже холодной кровью пол”. Так Бунин напрямую сталкивает жизнь и смерть.

Зато пребывание в доме на следующий после охоты день предстает как царство спокойствия и тишины, где главным становится погружение в “культурное” прошлое, запечатленное в книгах ушедших столетий. Через прикосновение к книгам давних эпох восстанавливаются утраченные связи. Жизнь навечно запечатлевается в причудливой вязи и “манерном слоге” осьмнадцатого века. Ими буквально “упивается” рассказчик. Как и напыщенносентиментальными фразами, переполняющими повести эпохи романтизма с их причудливыми, немного нелепыми на современный вкус названиями — “Тайны Алексиса”, “Виктор, или Дитя в лесу”. Автор от “любимых старинных слов”, запаха кожи, источающей приятную кисловатость, напоминающую старинные духи, чувствует такое же непреходящее щемящее волнение, как ранее от слов диалектных, к которым он прибегал для описания крестьянского быта — ободняется, пунъка, вприческу, меры — и запаха яблок, костра, дыма… И точно так же, как деревенские девки, бабы и мальчишки, прекрасны для него аристократические “головки в старинных прическах”, что на фамильных портретах “кротко и женственно опускают свои длинные ресницы на печальные и нежные глаза”. Все это “старинная мечтательная жизнь”, от которой осталось только воспоминание!

И как итог — четвертая часть, воспроизводящая наступившее разорение, оскудение, конец былого величия. Ушедшее время отмеривают краткие фразы: “Перемерли старики в Выселках, умерла Анна Герасимовна, застрелился Арсений Семеныч”. Звучат они скорбно, как заупокойная молитва. Свет как бы меркнет, все заволакивает тьма, деревня напоминает пустыню, по которой гуляет ветер. Ho так не хочется прощаться с прошлым, и рассказчик, словно уговаривая себя, повторяет: “Ho хороша и эта нищенская мелкопоместная жизнь!”, “Хороша и мелкопоместная жизнь”. И в доказательство приводит и “запах дыма”, которым по-прежнему веет от жилища, и дух зимней свежести, источаемый ворохом соломы, и шум людской, где “девки рубят капусту” и поют “дружные, печально-веселые деревенские песни”. Ho все же о призрачности новой жизни, о запустении говорит бледный свет осеннего утра, синеватые пасмурные дали, почерневшие листья и убогий, какой-то вымороченный обряд ежедневных дел, отныне определяющих образ жизни мелкопоместного дворянина. Вместо комнаты, украшенной портретами, — голые стены кабинета, вместо малиновой рубахи — распоясанная косоворотка, вместо красавца хозяина — коренастая фигура в шароварах с заспанным лицом татарского склада, окутанная запахом дешевого табака и махорки. Из сеней несет псиною, в саду пахнет промерзшей за ночь листвой. Да и сам сад — “обнаженный”, редкий, с наполовину вырубленной березовой аллеей. А сытых голубей и кобчиков, сидевших на телеграфных проводах, словно “черные значки на нотной бумаге” (удачно найденное писателем сравнение!), заменили нахохленные галки.

Конец былого дворянского царствования отмечен “грустной безнадежной удалью”, которая и составляет основное “настроение” обитателей запущенных усадеб: они опять вечерами собираются вместе, поют под гитару, пьют, охотятся. Ho все это — не более чем дань прошлой жизни, совершаемой по привычке, потому что борзых нет и охота уже не та, и пьют на последние деньги, и хутор затерян в российских полях, и шутки невеселы, и приходится “прикидываться” довольным, не замечающим, что происходит на самом деле. Потому и заканчивает писатель повествование о былом великолепии прошлой жизни русской народной песней о заметенной белым снегом пути-дороге.

Так, по Бунину, оказалась затерянной и погубленной судьба русского дворянства.

Жанр

План разбора литературного произведения обязательно включает жанровую характеристику. «Антоновские яблоки» – рассказ-эпитафия. В произведении невозможно выделить конкретные сюжетные линии, все герои связаны с рассказчиком, система образов неразветвленная. Исследователи считают рассказ эпитафией, так как в нем идет речь об «умершем» помещичьем духе.

Предыдущая

Сочинения«Старуха Изергиль» анализ произведения Горького – жанр, тема, смысл, проблематика рассказа

Следующая

Сочинения«Темные аллеи» анализ произведения Бунина – жанр, смысл, тема, проблемы рассказа