В сражении при лесной русская егэ русский

В сражении при лесной русская егэ русский

Шведское вторжение. Россия, 1708 год

1708 год стал для России самым тяжелым и кризисным в ходе Северной войны. С запада через территорию Речи Посполитой в направлении Смоленска и Москвы двигалась основная 33-тысячная армия во главе с Карлом XII. Неспокойно было и на окраинах России — на Дону бушевало восстание Булавина, огнем восстаний была охвачена и Башкирия.

Основным силам шведов должен был оказать помощь корпус генерала А. Левенгаупта, которому предстояло привести шведскому королю подкрепления из Прибалтики. Войска Левенгаупта должны были доставить Карлу XII колоссальный обоз, который помимо имущества корпуса, включал 1300 фур с вооружением и снаряжением для основной армии шведского короля. По ходу движения шведское войско обрастало повозками маркитантов, торговцев и любителей легкой наживу всех мастей. И очень скоро вереница телег и повозок увеличилась до 7−8 тысяч, постоянно тормозя движение этой разнородной массы. Неудивительно, что путь в 650 км до Днепра корпус Левенгаупта проделал за 2,5 месяца с недопустимо низкой скоростью в 8 км в день.

За это время военная ситуация и планы шведского короля, отличавшегося быстротой решений и непредсказуемостью, изменились. Карл XII отказался от прямого движения на Смоленск, прикрытого русскими войсками, а начал движение к югу на Северщину. Войска шведского короля проследовали через Могилев к Пропойску (совр. Славгород в Белоруссии). Теперь Левенгаупту надлежало догонять главные силы и для шведского генерала этот путь оказался роковым.

Русское командование, насколько позволяла достаточно скверная разведка, следило за передвижением Левенгаупта, но не имело точного представления о составе его войск и маршруте движения. Допускалось, что Левенгаупт начнет самостоятельное движение к Великим Лукам и Пскову. Когда же стало ясно, что Левенгаупт идет на соединение с главными силами 1 сентября 1708 г. на военном совете в Соболево под Смоленском было принято решение сформировать особый летучий отряд, который должен будет перехватить войска шведского корпуса, в то время как основные силы русской армии будут продолжать движение на юг параллельно армии Карла XII.

Русский летучий отряд («корволант») под личным командованием Петра Первого и А. Д. Меншикова состоял из 7792 человек (собственно кавалерия и пехота, посаженная на лошадей). Обоз был минимальным (артиллерийские заряды). В непосредственной близости от маршрута движения шведского корпуса действовал русский конный отряд генерала Боура, который в критический момент сражения появился на поле боя (4 тыс. драгун). Всего русская сторона могла выставить против Левенгаупта около 12 тыс. чел., что немногим уступало численности шведских войск.

Первоначально «корволант» прошел значительно севернее идущего на юг корпуса Левенгаупта, но затем, получив сведения о движении шведов после двухнедельной погони русские настигли шведский обоз. Несколько дней прошло в небольших стычках, но обе стороны прекрасно осознавали, что близиться столь нежелательное для шведов сражение.

3.Лесная.jpg

Схема битвы при Лесной. (topwar.ru)

Вечером 27 сентября Левенгаупт занял позиции севернее деревни Лесной. В его распоряжении было 12950 человек. Часто указывается 16 тыс. человек, но это общая штатная численность шведского корпуса в Прибалтике, а в походе численность войск была несколько меньше. Поле будущего сражения, разделенное перелеском было около 1,5 км по фронту и около 2 км в глубину. Это исключало обходные маневры и противникам предстояло сойтись лоб в лоб.

И Петр I, и Левенгаупт считали, что стоит только шведскому обозу уйти за реку Сож, как он окажется в зоне действий основной шведской армии. Отсюда вытекали и задачи военачальников — для Петра любой ценой не допустить соединения корпуса с армией Карла XII, а для осторожного и нервного Левенгаупта уйти за Сож, не ввязываясь в большое сражение. Ни русский царь, ни шведский генерал тогда не знали, что армия Карла XII была уже значительно южнее (около 140 км) в районе Мглина, а на берегу Сожа шведов ждал небольшой русский заслон, призванный стать последней преградой, если все же противнику удалось бы пробиться к реке.

Сложно сказать, планировал ли Левенгаупт дать решающее сражение или, как в предыдущие дни, надеялся обойтись стычками отдельных частей. Во всяком случае основная масса шведских войск на момент появления двух русских колонн не была построена в боевую линию, а до 4 тыс. человек были отправлены обеспечивать охрану и движение обоза, который уже начал движение к Пропойску. Меньше половины удалось вернуть и то к концу сражения. Не предпринял шведский командующий никаких мер, чтобы усилить свою позицию искусственными препятствиями. По-видимому, мощными контрударами выдвинутых вперед частей Левенгаупт надеялся отбросить русский авангард и продолжить движение вслед за обозом к Пропойску.

Решающая схватка, 28 сентября

Утром 28 сентября русские войска двумя колоннами начали движение к шведскому лагерю. Первая фаза боя (с 11 часов утра) представляла собой столкновение русского авангарда с выдвинутыми севернее перелеска шведскими частями. Исход столкновения решили действия Семеновского и Преображенского полков, смешавших шведские порядки мощным ружейным огнем. В этой стадии боя холодное оружие практически не использовалось — стороны обменивались ружейными залпами и артиллерийским огнем. Важным итогом завязки боя стало то, что шведы были отброшены за перелесок южнее к лагерю, а главное позволили русским войскам выстроиться в боевую линию для решающей схватки.

4.Лесная.jpg

Петр Первый, 1673−1725. (fb.ru)

Дальнейший бой (с 13 часов) представлял серию контратак, которые проходили с переменным успехом. Прибытие драгун генерала Боура на время создало русской стороне численный перевес и позволило захватить мост через Леснянку, отрезав шведам путь к отступлению. Однако вскоре возвращавшиеся от обоза шведские войска сумели восстановить контроль над мостом.

Битва завершилась в вечерних сумерках около 19 часов, когда обе стороны были полностью истощены и солдаты валились с ног от усталости. На следующий день Петр предполагал продолжить битву, однако ночью, не дожидаясь полного уничтожения, шведы покинули лагерь. Часто это подается как определенная ошибка русского командования — остатки противника сумели ускользнуть. Но Петр прекрасно знал, что отступление после поражения нередко переходит в бегство. Так и случилось с корпусом Левенгаупта. Выбирая меньшее зло, шведский командующий принял тяжелое решение посадить остатки войск на обозных лошадей бросив повозки. Снаряжение и личное имущество. Это позволило сохранить часть людей, но вызвало панику, мародерство и дезертирство. Шведский корпус как организованная военная сила прекратил свое существование.