В современной океанологии не существует единственно правильного тест егэ

В современной океанологии не существует единственно правильного тест егэ

Карта мира

Посмотрим карту мира с океанами и материками. Океаны закрашены синим цветом с разными оттенками и подписаны крупными синими буквами.

Рис. 1. Карта мира с материками и океанами.

Перечислим океаны: Тихий (самый большой), Атлантический, Индийский, Северный Ледовитый (самый маленький), Южный (изображается не на всех картах).

Материки – это участки между океанами, имеющие разные цвета. Их названия подписаны крупными черными или коричневыми буквами поверх других надписей. Цвета показывают высоту места над уровнем моря – от зеленых низменностей до темно-коричневых высоких горных хребтов. Граница между океаном и сушей проведена синей линией, как все границы с водными объектами.

Перечислим материки: Евразия (самый большой), к ней узким перешейком примыкает Африка, Северная и Южная Америки, соединенные извилистым перешейком, Австралия (самый маленький); на Южном полюсе и вокруг него расположена Антарктида. Это единственный материк белого цвета, так как он покрыт льдом.

Рис. 2. Карта мира Меркатора.

Карта полушарий

На карте полушарий отдельно изображены западное и восточное полушария, оба подписаны. Северное и южное полушария подписаны на полюсах – Северный и Южный полюсы.

Остальное аналогично карте мира, где все элементы поверхности Земли изображены вместе.

Рис. 3. Карта полушарий.

Источник: obrazovaka.ru

Где встречаются воды Атлантического и Тихого океанов?

>

Чтобы увидеть, как встречаются воды самых больших океанов планеты, вам нужно попасть на мыс Горн, который является крайней южной точкой архипелага Огненная Земля. Для этого нужно сесть на морское судно, которое отправляется из города Ушуайя в Аргентине и из Пунта-Аренас в Чили. Корабль обходит мыс и, если позволяет погода, высаживает посетителей на мысе. Воды этого мыса трудны для навигации, так как мыс славится своими бурными течениями, очень сильными ветрами и непредсказуемой погодой. Поэтому плавание не всегда заканчивается выходом на берег.

Ещё один способ увидеть Атлантический и Тихий океаны одним махом, но не в месте слияния — это подняться на вулкан Бару, расположенный в Панаме. Он является самой высокой точкой в стране (3474 метров), да и самым высоким вулканом на юге Центральной Америки. Вулкан расположен в точке, где Панамский перешеек имеет ширину около 120 километров. С одной стороны перешейка лежит Атлантический океан, а с другой — Тихий океан. В ясный день с вершины горы откроется вид на оба океана.

Где посмотреть слияние Атлантического и Индийского океанов?

Атлантический и Индийский океаны можно увидеть на мысе Игольный (Агульяс) в ЮАР, который является самой южной точкой Африки. Воды этого мыса опасны для мореплавателей, так как маленькая глубина, большие волны и быстрое течение из Индийского океана в Атлантический приводят к частым кораблекрушениям. В отличие от мыса Горн, мыс Игольный более доступный для туристов, поэтому здесь даже установлен маркер, указывающий официальную границу между океанами.

Где увидеть Индийский и Тихий океаны?

Индийский и Тихий океаны встречаются на мысе Саут-Ист-Кейп, в самой южной точке острова Тасмания в Австралии. Этот мыс расположен далеко от проторенной дороги. Чтобы добраться туда, нужно сначала проехать несколько часов из города Хобарт в маленький посёлок Кокл Крик (Cockle Creek), который является самой дальней южной точкой в Австралии, до которой можно добраться на транспорте. Оттуда мыс Саут-Ист-Кейп находится в двух-трёх часах ходьбы.



Источник: zagge.ru

Место встречи Тихого и Атлантического океана

Панамский канал, это то место, где встречаются Атлантический и Тихий океаны. А на юге Аргентины и Чили тоже есть место встречи Атлантического и Тихого океанов, там Магелланов пролив соединяет Атлантический и Тихий океаны. Считается, что их воды соприкасаются, но не смешиваются в полном понимании этого слова.

Следующая проблема — авторы не ставят реальных проблем

В принципе, схожа с предыдущей. Вспомните курс теории вероятностей. Какие там преобладают задачи? «В корзине лежат 25 черных и 10 белых шаров...». Казиношные примеры, карточные, D&D, экономические — не, не слышали. Мы будем использовать максимально политкорректные примеры, хоть теория вероятностей выросла из исследований игры в кости.

Про живые примеры недавно писала Free_Mic_RS

Я преподавала статистику и фин.анализ...

Я преподавала статистику и фин.анализ у относительно гуманитарных ребят. Это было довольно сложно — видеть 30-90 пар пустых глаз. Меня саму начинало мутить от их беспросветного непонимания индексов, показателей и формул. Но, конечно, сообразительные ребятки были, и вот однажды я услышала, как один парень объяснял что-то сокурсникам: «Да вы уловите суть! Вы пришли в клуб и думаете, что все девушки там, как Анджелина Джоли. Идёте, а там у первой ноги короткие, у второй короткая стрижка, у третьей пятый размер, у четвёртой — нулевой, у пятой есть парень и т.д. И ни одна не Джоли, но из них её собрать можно. Но в целом это молодые девушки, с которыми можно приятно провести время. И вот то, насколько они далеки от идеала, определяет качество вашей вечеринки. В этом суть дисперсии — отклонения кучи циферок от самой главной циферки». Это было прекрасно, живо и весело. Я взяла опыт на вооружение и уже через неделю у нас был проектор с интересными презентациями и примерами, а аудитория не тупо записывала под бу-бу-бу и стук мела по доске, а искала примеры. Это была лучшая сессия за 2 года.

Математика начинается с задачи. И мертвые, однобокие задачи оставляют впечатление, что теор-вер только с ними и работает. Намерение авторов благое: дать пример, а потом перейти к общему. Абстрагировать от примера. Но несколько «живых» примеров сделали бы переход к абстракции гораздо полезнее. По крайней мере, я свято верю, что обратный процесс (переход от абстрактного к частному) проходил бы гораздо проще.

Проблема: излишняя краткость и непоследовательность

Помните школу? А формулу дискриминанта? А как она доказывается/выводится? Один из способов: чисто алгебраический. Берем уравнение $ax^2 + bx = -c$, «Умножаем каждую часть на $4a$ и прибавляем $b^2$» (почему именно на эти значения?), еще немного трансформаций — и готово. После дискриминанта ученикам дают дискриминант-для-четного-b. А потом формулы Виета. А ещё полные квадраты. И кучу примеров. И далеко не всегда объясняется, зачем нужны все эти методы.

А теперь представьте ситуацию, ученику говорят: «сегодня мы научимся решать уравнения с $x^2$. Любые.» И начинается серия примеров с усложнением.

$x^2 = 4\\ x^ 2 = 9\\ x^2 + 2x + 1 = 1\\ x^2 + 2x + 1 = 4\\ x^2 + 2x + 1 = 9\\ 4x^2 + 4x + 1 = 9\\ 4x^2 + 4x + 5 = 13$

Очень много примеров, которые органично приводят к решению уравнения через полные квадраты. Потом уже можно вводить дискриминант (как простой алгоритм для решения уравнений, когда ученики устанут выделять полные квадраты), и Виет с четным дискриминантом как «ноу-хау».

Схожий подход используется в учебниках. Увы, не во всех. И не везде видна четкая последовательность. По слухам, некоторые авторы теряли листы черновиков в трамваях, а потом заменяли утерянные куски выражениями вроде «легко показать, что...». В итоге, вместо спокойных прыжков с примера на пример, студенты

были

вынуждены перепрыгивать через пропасть. Сколько людей сорвалось и еще сорвется за 10+6 лет обучения в школе/ВУЗе?

Личный пример (просили в оригинальном посте). На первом курсе матана я страдал. Спокойно решая примеры, совершенно не усваивал теорию. Попросил однокурсника о помощи с вычислением длины кривой через интеграл. Тот взял бутылку пива, нарисовал рандомную кривую, спрямил бесконечно малыми отрезками, выделил один такой отрезок, достроил его до треугольника dl, dx, dy, и спросил: «Теорему Пифагора помнишь»? Дальше все было просто.

Я его спросил: а почему такое не показывают на парах/в учебниках? Он показал пару контрпримеров, объяснил зачем нужен формализм в матане — и у меня попёрло. Я просто читал теорему, выделял главное, писал/решал тривиальные примеры, потом разбирался с формализмом — и реально понимал, о чем идет речь.

Я не знаю, можно ли массово использовать подход общий обзор => контрпримеры => формализм. Не знаю, сколько и какой теории/практики нужно набрать студенту до «прорыва», с трудом представляю себе, как ставить педагогические эксперименты на эту тему, и сколько труда придется вложить в исследования. Но память о том объяснении живет уже 10 лет. И спустя все эти годы я стараюсь слушателям сначала дать общую картину, потом показать проблемы, и потом уже погружаться в детали.

Вы скажете, мои персональные ощущения могут быть ошибочными. Помимо них у меня есть только аналогичные идеи от Хэмминга:

… я мог изучать, какие методы были эффективны, а какие нет. Посещая встречи, я уже изучал, почему некоторые работы запоминают, а большинство – нет. Технический человек хочет дать очень ограниченную техническую лекцию. Как правило, аудитория хочет широкую лекцию общего характера и хочет гораздо больше общего обзора и введений, чем желает дать спикер. В результате многие лекции неэффективны. Лектор называет тему и внезапно ныряет в детали. Мало кто может уследить. Вы должны нарисовать общую картину, чтобы рассказать, почему это важно, и затем медленно развернуть эскиз того, что было сделано. Тогда большее число людей скажут: «Да, Джо сделал это» или «Мэри сделала то, я действительно вижу, о чём это. Да, Мэри дала по-настоящему хорошую лекцию, я понимаю, что она сделала». Как правило же, люди дают очень ограниченную, безопасную лекцию; это обычно неэффективно. Кроме того, многие лекции переполнены информацией

Идеи россыпью

Должен заметить, мой опыт в преподавании крайне ограничен. Возможно, вы заметили, что я ограничился школьной программой и матанализом. Увы, это те области, где у меня была возможность соприкоснуть теорию с практикой. Я до сих пор не понимаю сути определителя в алгебре, не осознаю проективную геометрию, и лишь полгода назад начал проникаться матрицами (сразу после практики, ага). Неплохая иллюстрация поговорки «теория без практики мертва».

Как мне рассказывали, в НМУ новый концепт всегда вводился с десятком вопросов. А что если так? А если этот пункт условия не выполнен? Что нужно, чтоб дополнить наш концепт до полугруппы? Слушателям давали поиграть с предметом. Привыкнуть. Думаю, над опытом НМУ стоит хорошенько задуматься.

Наверняка в высших разделах математики подход «сначала пример, потом абстракция» не сработает. Так, примеры «на бумажке» никак не помогают осознать RSA. Зато растущее время работы программы с увеличением длины ключа помогает прочувствовать чисто практические аспекты.

Есть опасение, что «идеальные/тепличные» школьные учебники приведут к шоку при работе с «вышкой». Вроде как, «хардкорщика надо воспитывать смолоду».

Довольно сложно разрабатывать курсы, надеясь что студенты уже что-то знают. Чем больше требуемая база, тем больше вероятность, что что-то из базы студентом недопонято.

Говорят, пик формы математиков — 30 лет. После 30 уже можно нагружать их писать учебники, дав в напарники спеца методиста.

Текущие технологии позволяют писать тексты командой, используя git. На хабре недавно проскакивала статья про компиляцию TeXa в pdf в процессе CI. Уверен, авторский коллектив с хорошим инструментарием может писать гораздо более качественные учебники.

Помимо профессоров, учителей, студентов и школьников в математике есть государства. И регламенты. И требования. И сертификации. Все это влияет на учебники, авторов, преподавателей, и качество подачи материала.

Как можно улучшить подачу материала в математических текстах

В текущих (российских) реалиях — никак. Энтузиасты есть, профессионалы есть, мотивации нет.

У профессоров математики хватает своих задач, чтобы писать учебники. Иногда не хватает чисто гуманитарных скиллов, писать книги в университетах не учат. Плюс, профессиональная деформация: «очевидное» для профессора может быть неподъёмно для студентов. Учителя математики загружены текучкой. И бумагами. И репетиторством. Про государство промолчу. Почти не сталкивался с его представителями, так что говорить нечего. Разве что, упомяну политику замену учебников каждые три года. После школы я хотел сдать свои учебники в библиотеку, мне сказали «они старые, нельзя их хранить». Мотивации писать хорошие учебники такой подход не добавляет.

Иными словами, от системы образования лично я позитивных подвижек не жду. Надеюсь, конечно, но не жду. Что выручает — проблески ИТ и прочей инженерии. На одной из математических конференций я получил от одного из участников книгу по компьютерной графике. Автор работал в конторе, разрабатывающей графическое ядро какой-то чертежной системы, и материал был вполне неплох. Математика была не «чистая», прикладная, но сам факт существования хорошего учебного материала безусловно радует.

Еще один подход: преподаватели от компаний, работающие в ВУЗах. Математических текстов от этих ребят ждать не приходится, специфика не та. Разве что, геймдевщики соберутся написать мануал по теорверу, или графики напишут про алгебру/геометрию необходимую для разработки тех же САПРов

(если такие проекты есть — зовите)

.

Наконец, есть различные негосударственные образовательные платформы, вроде той же Coursera. Эти ребята могут все, ибо работают за деньги, конкурируют, быстро получают обратную связь. Но у них свой недостаток: формат подачи данных иной. Непосредственно текстов они не пишут.

1. Кризис индустриального общества и индустриального образования

Наше образование против всех мировых трендов пытается воссоздавать индустриальное общество в эпоху информационного — иными словами, бодро идет в прошлое.

2. Наша школа пытается воспитать очень аморфного лояльного гражданина — не бизнесмена или героя

Гособразование формирует цели и приоритеты людей на всю жизнь. Функцию социального программирования выполняет школа, но выполняет ее плохо — она закладывает слишком слабые истории.

И здесь виновата не сама школа: у государства в принципе нет заказа на идеального гражданина, не сформировано само представление об идеальном гражданине, потому что оно само не знает, как должен выглядеть такой гражданин.

Даже перечень профессий, которым обучают в вузах, не совпадает с требованиями экономики. Единственное мерило успешности — это деньги, способ их получения — любой. И при этом основная задача базового образования (школы) — воспитание и просвещение: формирование идеального набора ценностей и убеждений, который делает человека позитивным и продуктивным гражданином. Этого сейчас нет в школе, в литературе, в образовании. И редко кто из родителей может восполнить этот пробел. Как представляется, основная задача госшколы — это воспитание и просвещение, формирование позитивных подходов, формирование умения учиться и адекватной картины мира.

Фото:РБК Тренды

3. Наполнение человека знаниями превращается во вторичную задачу

Знания, которые сейчас даются в школе/вузе, — формальные, и экономике зачастую не нужны. Те, которые нужны, получаются без школы. И количество знаний, нужных современному человеку, растет.

Но это те знания, которые быстро добываются и осваиваются самостоятельно, если на более ранних этапах научиться учиться, получить хорошие фундаменты навыков любознательности и самообразования.

А сейчас школа выпускает детей, которые наотрез не хотят учиться, из-под палки сдают ЕГЭ, лишь бы поступить в вуз, не понимая зачастую, кем смогут работать и в чем реализоваться.