В связи со строительством электростанции деревню готовили к затоплению егэ

В связи со строительством электростанции деревню готовили к затоплению егэ

Китайцы в Российской империи

Первое заметное переселение китайцев в Российскую империю связано со строительством и запуском в начале 20-го века Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). В таких городах, как Владивосток или Хабаровск, для них нашлось много работы: китайцы часто становились шахтерами или занимались мелким ремесленничеством, некоторые из них не гнушались быть чернорабочими.

Журнал «Промышленность и торговля» в 1915 году писал, что из Китая на русский Дальний Восток приехало более полумиллиона человека, однако осело там, по той же информации, всего несколько десятков тысяч, а вот остальные либо вернулись домой, либо перебрались в поисках заработка в европейскую часть России.

1.jpg

Китайцы на острове Сахалин. (astv.ru)

В Китае в то же время открылись российские пункты по вербовке рабочих: там можно было заключить контракт и уехать на время — чаще всего от трёх до шести месяцев — работать в Российскую империю. Чтобы всё шло побыстрее, китайцев пускали в страну даже без оформления необходимых документов: так, например, известно, что в начале 20-го века рубить деревья в Смоленскую губернию наняли сразу 20 тысяч уроженцев Поднебесной. Они тогда считались очень трудолюбивыми и аккуратными и, что не менее важно, чаще всего были абсолютно равнодушны к алкоголю. К тому же китайцы были готовы работать за относительно скромные деньги. Поэтому, по оценкам историков, к началу Октябрьского переворота в России проживало порядка 150 тысяч китайцев.

Китайская революция: обмен опытом с большевиками

Русские социал-демократы пристально следили за тем, что происходило в Китае. У дальневосточного соседа было чему поучиться: революция там произошла ещё в 1911 году, первым президентом Китайской республики стал доктор Сунь Ятсен, посмертно получивший титул отца нации.

2.jpg

Сунь Ятсен. (regnum.ru)

Чтобы понять, как Ятсену удалось создать боеспособные отряды и сеть боевиков, которые регулярно проводили покушения на высокопоставленных маньчжурских чиновников, большевик и ближайший помощник Владимира Ленина Владимир Бонч-Бруевич стал детально изучать опыт китайских революционеров. Судя по всему, изыскания не прошли даром, потому что, став ответственным за охрану Ленина, Бонч-Бруевич привлёк к этой работе в том числе выходцев из Китая. Достоверно известно, например, что рабочий-красноармеец Ли Фуцин, отличившийся во время караульной службы, удостоился личной встречи с Лениным, а позже получил специальный орден.

Между белыми и красными

Китайские рабочие остались не у дел после того, как новая власть подписала Брестский мирный договор, который ознаменовал конец военных действий на западных границах. Китайцы со всех концов страны — из Петрограда, Москвы, Киева, Одессы и других городов — поспешили вернуться на родину, однако успели не все: некоторым помешала начавшаяся в России Гражданская война.

Бесправные китайские рабочие, которых повсеместно обманывали русские заказчики, не могли зачастую достать денег, чтобы вернуться в свою страну. В то же время белогвардейская пропаганда выставляла их в сугубо негативном свете: оказавшихся в Российской империи граждан Китая описывали как кровожадных разбойников, приехавших, чтобы убивать и грабить местное население.

3.jpg

Китайский отряд в составе РККА. (zavtra.ru)

Транссибирская магистраль была практически единственным шансом китайцев вернуться домой. Проблема была в том, что в годы Гражданской войны железная дорога то и дело переходила из рук в руки, воспользоваться ей было практически невозможно. Так китайцы, оказавшиеся в чужой стране между двух огней, были фактически втянуты в пучину противостояния белых и красных.

Большевики в отличие от белогвардейцев не считали китайцев матёрыми преступниками. Напротив, они старались не замечать национальных различий и воспринимали их как таких же угнетённых пролетариев. У китайских рабочих, которые за годы в России привыкли к пренебрежительному отношению к себе, такой подход вызывал уважение — многие из них вступили в красногвардейские отряды. Уже зимой 1917 года в распоряжении большевиков появились военные формирования, укомплектованные китайцами.

Китайцы в Красной армии

После Октября китайских рабочих набирали в специальные революционные отряды только в больших городах. Гораздо проще было мобилизовать иностранцев на войну там, где они общались с русскими рабочими. Несмотря на то, что большинство китайцев достаточно плохо понимало, что вообще происходит в стране, среди них стали появляться харизматичные лидеры, которые вели коммунистическую пропаганду и агитировали своих соотечественников помогать на фронте большевикам.

Включились в работу и сами революционеры: они организовали выпуск первых в России китайских газет, в которых рабочим разъяснялось, за что они воюют и что должно ждать их в случае победы. В Петрограде даже создали специальный «Союз китайских рабочих в России», который призывал всех вступать в Красную армию. При этом большевики не скупились на жалование.

Итоговое количество китайцев, которые воевали на стороне красных, назвать невозможно, однако известно, что уже к 1919 году в РККА насчитывалось как минимум 20 китайских частей — это десятки тысяч зарубежных добровольцев. Троцкий решил создавать из них так называемые ЧОНы — части особого назначения. Появившиеся отряды возглавил известный военачальник Иона Якир. «Китаец будет драться до последнего», — скажет он впоследствии, вспоминая смелость и решительность китайских наемников.

4.jpg

Китайские рабочие на строительстве Мурманской железной дороги. (warspot.ru)

Чрезвычайную исполнительность бесстрашных китайцев отметили и в руководстве РККА: там интернациональные бригады решили использовать в том числе и для самой «грязной» работы — из китайцев стали формировать расстрельные, заградительные и экзекуционные команды. Наёмники приводили в исполнение расстрельные приговоры, не взирая на личности тех, кто оказывался под дулом пистолета. По многочисленным историческим свидетельствам, китайские бригады Якира на юге России и в Украине, где крестьяне без особого воодушевления встречали новую власть, иногда полностью уничтожали деревни с мирными жителями.

Чем дальше Красная армия продвигалась на восток, тем больше в её рядах становилось китайских солдат. В Забайкалье и на Дальнем Востоке появились даже китайские партизанские отряды, воевавшие на стороне большевиков. Они чаще всего формировались из убежденных социалистов и революционеров, которые ожесточённее всего сражались даже не с белогвардейцами, а с интервентами — японцами и отрядами китайских генералов-милитаристов.